21:40 

Gunslinger
Очаровательный эгоист. И возденут люди руки к Небу и возопят:"Спаси нас!" И я отвечу:"Нет." [Виктор "Саблезубый" Крид],[Чеширский Мау. Людоед.(с)], Добрый Доктор Джекил
Что-то я нагло забыл про окончание фика.:gigi:
Конструктив как всегда приветствуется.

Автор: Gunslinger и Граф Эшенберг.
Название: Враг мой, друг мой…
Бета: allan_darret
Фэндом: Trinity Blood.
Жанр: АU, яой
Пейринг: Трес/Исаак
Рейтинг: Все самое интересное вам не покажут. :tease4:
От авторов: По следам ролевки. Размещение только с разрешения обоих авторов.
Персонажи нам не принадлежат, мы и не претендуем.
Насчет блоков. Исходили из того, что для исполнения программ и особенно блоков, должен быть какой-то стержень и очень весомый аргумент. Потому как внесенные изменения серьезно противоречат первым установкам. Поскольку киборга невозможно запугать, то болевой фактор выглядел наиболее правдоподобным, да и эффективным. Т.е. ему могли отключить восприятие большинства источников боли, за исключением разряда. Блокирующие программы могли производить электроразряды, используя доступные ресурсы. Вспомним, хотя бы болезненную реакцию киборга, когда Абель закоротил его, хотя расстрел в упор переносится невозмутимо.
Действие происходит спустя некоторое время, после достопамятной встречи Треса и Исаака, по завершению которой обоим пришлось восстанавливать и припаивать свои конечности. Исаак обещал, что они еще встретятся. Кто же знал, что из этого получится.
Первая часть тут: Глава1. Враг мой.
Вторая и третья часть Глава 2.Провал. и Глава 3.На расстоянии пули
Часть четвертая тут: Глава 4. Мысли машины.
Часть пятая тут: Глава 5. Друг мой.
Часть шестая тут: Глава 6. Заговор без слов
Часть седьмая тут: Глава 7. Моя жизнь в твоих руках.


Глава 8. Чувства машины.

...Естественно, по прилёте в ставку Ордена, Исааку пришлось, прежде всего, заняться Каином. Фюрер был страшно недоволен тем, что лишился регенерационных ванн, и магу было велено наверстать упущенное. Охранять перевезенного в лабораторию Треса было поручено тому же Гудериану. Оборотень, правда, попытался возмутиться, но, получив немедленное и внушительное по ушам, мигом вернулся в ум и даже отпугнул от лаборатории изнывающего от любопытства Каспара. Младшему Нойману было обещано, что за попытку до себя дотронуться АКС-овец отстрелит ему руки, а маг потом выдернет остальное и скормит своему верному телохранителю. После того, как в доказательство Райсцан плотоядно облизнулся, Каспар мигом потерял к лаборатории интерес, и отбил его у Мельхиора – подробным пересказом посулов оборотня.
Приведя в порядок фюрера, Кемпфер наконец добрался до своей лаборатории и заперся там, велев пускать к себе только кофе, и то лишь по вызову. На то, чтобы разобраться в механизме воздействия блоков ушла вся ночь. Работа была поистине ювелирной – киборг был сделан великолепно, а блокировки стояли настолько кустарно-грубые, что, снимая их, маг вспомнил полный набор ругательств на трёх языках – немецком, английском и латыни. Проблема была ещё и в том, чтобы отследить, не закончится ли вдруг действие наркоза – доза была рассчитана исходя из человеческих норм, Трес – теоретически - мог прийти в себя раньше, а это было решительно недопустимо. Но, когда за окнами лаборатории рассвело, Исаак наконец поставил на место последнее соединение. После чего, очень довольный собой, передвинул регенератор так, чтобы исцеляющий луч попадал киборгу на голову и, выглянув в коридор, потребовал две чашки крепкого кофе. А сам включил вытяжку и удовлетворённо закурил.
Наркоз напоминал человеческий сон, но без сновидений. Когда системы снова дали возможность действовать, и киборг открыл глаза то, за окнами было уже светло, и он явно был не в воздухе. В тот же момент Трес запустил сканирование систем, дабы выяснить какие изменения успели с ним произойти, а главное, при нем ли все его блоки. Системы анализировали появившиеся пустоты на месте нахождения прежних программ и выстраивали очередность работы параметров оставшихся без сдерживающих установок. Сев Трес огляделся и заметив курившего мага произнес:
- Вы выполнили свое обещание. Благодарю вас.
Как и всегда голос киборга был спокоен, хотя сейчас и не нужно было сохранять прежнее спокойствие, но системы еще не провели причинно-следственные взаимодействия программ, вновь ставших доступными.
Трес был свободен от всех своих обязательств, от необходимости что-то делать в обязательном порядке. Он никому не подчинялся. Он был настолько свободен, что просто не знал с чего начать.
Системы, закончив анализ подключили открытые программы в общую цепь взаимодействия. Трес невольно зажмурился, системы не совсем правильно просчитали новую нагрузку на цепи, пришлось срочно перераспределять очередность. Можно ли демонстрировать то, что теперь происходит, то, что киборг может чувствовать? Трес был действительно рад, рад тому, что он снова может ощущать мир как когда-то при создании. Когда киборг все же открыл глаза, на его губах мелькнула улыбка. Киборгу хотелось как-то отблагодарить мага, но как? Системы перебрали всю доступную на этот счет информацию, из всех известных вариантов, сейчас Тресу был доступен только один. Поднявшись он подошел к Кемпферу и крепко обнял мага.
-Спасибо, Исаак, это действительно очень важно, хотя никто не поймет, что это значит для меня.
Осталось решить один маленький вопрос. А что собственно ему делать теперь?
Исаак отчётливо вздрогнул, оказавшись в кольце стальных объятий. Причём вовсе не из опасения быть раздавленным - хотя, учитывая специфику работы киборга в АКС, вряд ли стоило предположить, что он умеет контролировать свою силу при контакте с живой материей. Но маг за свою долгую жизнь уже столько раз восстанавливался после повреждений, теоретически несовместимых с жизнью, что ещё один раз ничего не изменил бы, даже если бы Трес от избытка чувств, сломал ему позвоночник. Нет, дело было вовсе не в страхе, а в отсутствии у освобождённого киборга этого самого избытка чувств. Объятие - старательно скопированный с человеческого поведения, заученный и искусственный жест - было... пустым. И холодным – таким же холодным, как объятия Каина, когда он пропускал очередную реген-ванну, а потом повисал на маге, чтобы тот довёл его до резервуара. Словно механический убийца, почувствовав отсутствие сдерживающих блоков, сам взял все свои чувства под железный контроль. А ведь тут ты, пожалуй, проиграл, Кемпфер, пришло безжалостное, давящее понимание. Непорочное детище гениального кустаря Гарибальди оказалось сильнее всего твоего арсенала соблазнения. Маг опустил глаза, с трудом подавив разочарованный вздох. Ну что ж... Значит, мальчику не нравятся готические мужчины постарше.
Внезапно навалилась усталость. Кемпфер вспомнил, как давно он нормально не спал, а также то, что у него маковой росинки не было во рту почти неделю – с того самого вечера, когда он столкнулся с Тресом в рассекреченной лаборатории – не считая пары чашек кофе перед отлётом «Ариэля». Кстати, о кофе – он же посылал за ним! Сейчас это будет как нельзя кстати – ведь необходимо обсудить с Тресом перспективу его присоединения к Розенкрейцерам, и, в случае согласия, представить его фюреру; подобрать ему арсенал, взамен оставленных в Ватикане «Иерихонов», и познакомить с остальными... В голове тут же наметился план показательных выступлений нового орденца на стрельбищах, и тонкие губы мага исказила грустная и саркастичная усмешка – может, впечатлённые Хельга, Дитрих, или тот же Каспар преуспеют там, где сам он потерпел фиаско? С другой стороны, он же собирался, изучив Треса, повторить эксперимент епископа Джузеппе. Кто знает, как к нему будут относиться его собственные киборги...
В дверь просочилась Зигелинда с подносом в руках, сделала книксен и начала расставлять на столе изящные черно-золотые чашки и антикварный кофейник из чернёного серебра.
- Присаживайтесь, - любезно пригласил Исаак, привычно вернув на лицо маску невозмутимости и указав Тресу на один из стульев у стола, - У нас есть, что обсудить, не так ли?
Что-то было не так, нет, не с ним, что-то было не так с магом. Такое впечатление, что теперь, завершив с делами, Кемпфер резко потерял к нему тот... особенный интерес, который нитью протянулся в сознание самого киборга, подтолкнув к доверию. Трес ожидал, что Исаак разделит с ним радость. Впрочем, может, он просто устал, для мага время было не из легких. Разжав руки Трес отвел взгляд, сделав вид, что изучает вошедшую. Она не была человеком, это было очевидно, для киборга. Является ли она машиной, или киборгом, как он сам? Это было действительно интересно.
Согласно кивнув, Трес сел на указанный стул. Губы киборга были плотно сжаты, а глаза полуприкрыты создавая иллюзию покоя и задумчивости, хотя киборг не был уверен, что этот маневр не провалится. На самом деле ему хотелось сжать Исаака в собственных объятиях или как следует встряхнуть, и спросить, почему человек, говоривший о симпатии, сейчас делает вид, будто всего это уже и нет. Трес скрипнул зубами, нет-нет, нужно держать себя в руках, не сейчас, не при постороннем. Вот сейчас эта девушка выйдет...
Приходилось контролировать даже дыхание, потому что наблюдательный киборг явно заметил волнение мага. Кемпфер сжал под столешницей руки так, что ногти впились в ладони сквозь перчатки. В конце концов, возможно, выводы преждевременны, и Стрелку просто нужно время, чтобы освоиться с тем, как выражать свои вновь обретённые чувства. Чёрт тебя возьми, Исаак, ты не потеряешь лицо перед тем, кого так сильно... Панцер Магиер жестом отпустил куклу-горничную и улыбнулся Тресу, глядя ему прямо в глаза:
- Вы пьёте кофе? Очень рекомендую - отлично помогает ясности мысли, особенно после наркоза.
-Я не пью кофе, никогда его не пробовал.
Как только стальная девушка ушла, Трес резко изменился в лице. Но гнев был не единственным прорвавшимся чувством. Иногда так рычит собака, которой, дав кусок мяса, дали пинка. Не сдерживая себя, киборг поднялся со стула, правый глаз не подконтрольно вспыхнул красным, а пальцы вцепились в ворот мундира Кемпфера. Киборг потянул мага на себя.
- Что с вами такое Исаак? Вы говорили, что испытываете ко мне симпатию, а теперь, когда вы сделали то, что хотели, я словно камень обнял. Какого черта?! Я вам надоел или все это было обманом с самого начала?!
Трес разозлено смотрел на Кемпфера.
- Ответь, что происходит?!
Маг изумлённо распахнул глаза и инстинктивно дернулся освободиться, но вдруг замер, и в следующую секунду поднял на киборга сияющий торжеством взор.
- О да... - прошептал он, словно наслаждаясь неприкрытой яростью машины, - Так вот, какой ты настоящий... Ты всё-таки чувствуешь... Ты всё чувствуешь, Трес!
И, раньше, чем киборг успел среагировать, Кемпфер сам схватил его за плечи, притянул к себе и прижался к губам поцелуем гораздо более долгим, чем первый.
Теперь, когда Стрелка ничего не сдерживало, его энергия была куда ярче, почти обжигала, и это кружило голову. Оторвавшись от жёстких губ, Исаак искушающе улыбнулся, медленно приподнимая ресницы:
- Как камень обнял, говоришь? Может, попробуешь ещё раз?
Если бы Исаак не вывел Треса из равновесия неожиданным поцелуем, то его же собственные слова разозлили киборга куда больше. Ощущения от поцелуя теперь были совсем другими. Это напоминало как удар по голове, только от него не отключаются системы, хотя и испытывают большое напряжение. Всего одно простое действие и такой эффект. Улыбка мага была ехидной или нет?
- А что же мешало в первый раз?
Трес изогнул бровь. Отпустив мага киборг скрестив руки сел на свой стул.
- Кажется вы собирались пить кофе. -невозмутимо произнес Трес.
Внезапная вспышка гнева поутихла, и теперь киборгу были куда интереснее чувства испытанные им от поцелуя. Они не были неприятными, наоборот, в этом было что-то особенное, как если бы он нашел новый источник энергии. Необъяснимо, но... ему хотелось снова испытать эти чувства. Почему, почему это желание так сильно, что пытается перебить все остальные? Как в этом разобраться? Разве то, что он испытывал, не должно было утихнуть? Трес зажмурился, столько ярких ощущений сразу. Это абсолютно непривычно, но... нельзя же идти у них на поводу, даже если очень хочется. Трес скосил взгляд на Исаака.
Тот расстегнул верхнюю пуговицу на воротнике рубашки и распустил тугой узел галстука. Улыбка была непередаваемой - дружелюбной, насмешливой и язвительной одновременно.
- Кофе - вещь хорошая, если только во время его распития тебя не трясут за воротник благодарные киборги, - с любезнейшим ехидством откомментировал маг, - Кстати... Отец Трес, а откуда ватиканскому священнику известно, как должны себя вести те, кого он обнимает? Кажется, ты куда более опытен в этом, чем хотел показать! - Исаак откровенно веселился, уныние как рукой сняло, едва поцелуй подпитал его.
- Ну, так что? Будешь тренироваться обнимать, или всё-таки дашь мне сперва выпить чашечку?
-Пей свое кофе, пей, Исаак. - проворчал киборг насупившись. - Кто знает, когда еще представится возможность. - мстительно добавил Трес.
Трес украдкой наблюдал за магом, стараясь как можно удачнее сделать вид, что ему, в общем-то, все равно. Хотя и не мог не отметить собственный интерес к тому, как маг ослабил галстук и расстегнул пуговицу на рубашке. Все это демонстрировало явную расслабленность Кемпфера. А еще его улыбка. Улыбка, которую хотелось... попробовать на вкус. Трес немного подвис над этой формулировкой подкинутой его разумом. Она звучала как-то не разумно, но при этом других вариантов не приходило на ум.
- Это не опыт, а наблюдательность. Я жил среди людей и они не всегда считали, что киборг чем-то лучше вешалки. - чуть подумав добавил. - Да и священник я чисто номинально.
Довольный реакцией киборга, Исаак откинулся на спинку стула. Небрежно налил себе кофе и сделал пару глотков, хотя это уже и было не так необходимо – теперь у него вполне могло хватить сил ещё на день бодрствования, а Трес, похоже, ничего и не почувствовал. Значит, та толика энергии, что маг забрал во время поцелуя, настолько незначительна для механического боевика, что её отсутствие не причиняет ему ни малейшего дискомфорта. Кемпфер прикрыл кофейной чашечкой торжествующую улыбку. О, нет, Трес... я не ошибся в тебе... в оценке твоих сил и потенциала... и я никому тебя не отдам!
- Здесь к тебе никто не будет так относится, - глаза мага сверкнули из-под длинных ресниц, - А теперь к делу, Трес. Полагаю, ты уже догадываешься, зачем я привёз тебя в ставку Ордена. Я предлагаю тебе остаться здесь и присоединиться к нам. Если согласишься , я помогу тебе отомстить тем, кто связал тебя блоками из страха перед твоей непомерной силой, и держал в заложниках твою душу, - говоря так, Исаак намеренно шёл на риск, чтобы проверить, каковы и насколько свободны истинные чувства киборга к бывшим хозяевам, - Я оставил их в живых, когда крушил Ватикан, именно затем, чтобы не лишать тебя удовольствия рассчитаться с ними лично. Итак, что скажешь?
Трес на секунду представил себе как он сможет,.. впрочем, возникший образ Крусника несколько поостудил мстительный запал киборга. Крусник, это как раз та проблема, которая в прошлый раз стала для него роковой.
Посерьезнев, киборг кивнул. Он сомневался, что у такого как он есть душа, но это и не было важно.
- Я этого предложения ожидал, еще когда поднимал вопрос ухода из АХ, и всего этого не произошло бы, если б я не был заведомо согласен на присутствие в Ордене. У меня нет особых причин любить людей. Единственный человек, имевший значение уже давно мертв. Но у меня есть одна просьба. Думаю, что для вас это будет большой морокой, но я не могу не подумать о нем.. - киборг на секунду посмотрел в окно, потом снова перевел взгляд на мага. - Мой брат по серии, я знаю, что он в Инквизиции. Был это его выбор или принуждение, меня не касается, но видеть его мертвое тело я желаю меньше всего. Не хочу остаться последним, это звучит так, словно я уже умер. Пусть хоть весь мир и люди в нем сгорят, но Второй - последняя часть семьи, что у меня осталась. Я ведь правильно понимаю, что такое семья? - на всякий случай уточнил Трес.
Исаак выслушал Треса очень внимательно и кивнул на сентенцию о семье.
- Я знаю, о ком ты говоришь. Думаю, это справедливое требование. Хотя вас и крайне сложно повредить, но я прикажу беречь твоего брата в боях, до тех пор, пока нам не представится возможность поговорить с ним и пригласить его присоединиться к тебе в наших рядах. Ну, а теперь, - маг отставил чашку и поднялся, - я хочу представить тебя фюреру и остальным. Они не видели тебя в деле, и скорее всего, захотят узнать, на что ты способен. Может, устроишь что-то вроде показательного выступления на стрельбищах? Например, сегодня вечером, когда я… - тут Кемпфер внезапно умолк, задохнувшись от укола острой боли. Его шатнуло, он опёрся рукой о стол и опустил изумлённо распахнувшиеся глаза на свой мундир. Молнией мелькнула догадка, от которой ослабели колени и плечи опустились, словно от неподъёмного груза.
- Черт… Кажется, рана открылась, - пробормотал маг, мешая в голосе задумчивость и досаду, - Перерасход силы… Ах, как не вовремя… - он скользнул пальцами под рубашку и вытащил их. Белая перчатка была в крови. Он слишком интенсивно использовал магию в последнее время, причём высококлассную и требующую от мага колоссального вложения сил, не давая себе при этом ни времени, ни возможности восстановиться. На фоне изрядного энергетического истощения ранение только усугубило ситуацию, а ведь он колдовал и после, наскоро подлатав сам себя в ватиканском госпитале… Неудивительно, что теперь, когда ситуация разрешилась благополучно и железный контроль его воли ослабел за ненадобностью, тело взяло своё и одно из заклинаний дало сбой. Причём, вполне ожидаемое – лечебное, ибо самоисцеление всегда было одной из самых сложных практик.
- Проклятие, - выдохнул Исаак, чувствуя, что теряет сознание. Попытался нащупать рукой стул позади себя, но не успел и сломанной куклой осел на пол.

@темы: АХ, Исаак, Орден, Трес, фанфикшен

   

TB.Blue Monday

главная