13:19 

Враг мой, друг мой. Глава6.

Gunslinger
Очаровательный эгоист. И возденут люди руки к Небу и возопят:"Спаси нас!" И я отвечу:"Нет." [Виктор "Саблезубый" Крид],[Чеширский Мау. Людоед.(с)], Добрый Доктор Джекил
Продолжение истории.
Конструктив как всегда приветствуется.

Автор: Gunslinger и Граф Эшенберг.
Название: Враг мой, друг мой…
Бета: allan_darret
Фэндом: Trinity Blood.
Жанр: АU, яой
Пейринг: Трес/Исаак
Рейтинг: Все самое интересное вам не покажут. :tease4:
От авторов: По следам ролевки. Размещение только с разрешения обоих авторов.
Персонажи нам не принадлежат, мы и не претендуем.
Насчет блоков. Исходили из того, что для исполнения программ и особенно блоков, должен быть какой-то стержень и очень весомый аргумент. Потому как внесенные изменения серьезно противоречат первым установкам. Поскольку киборга невозможно запугать, то болевой фактор выглядел наиболее правдоподобным, да и эффективным. Т.е. ему могли отключить восприятие большинства источников боли, за исключением разряда. Блокирующие программы могли производить электроразряды, используя доступные ресурсы. Вспомним, хотя бы болезненную реакцию киборга, когда Абель закоротил его, хотя расстрел в упор переносится невозмутимо.
Действие происходит спустя некоторое время, после достопамятной встречи Треса и Исаака, по завершению которой обоим пришлось восстанавливать и припаивать свои конечности. Исаак обещал, что они еще встретятся. Кто же знал, что из этого получится.
Первая часть тут: Глава1. Враг мой.
Вторая и третья часть Глава 2.Провал. и Глава 3.На расстоянии пули
Часть четвертая тут: Глава 4. Мысли машины.
Часть пятая тут: Глава 5. Друг мой.

Глава 6. Заговор без слов.
Трес проигнорировал вспышку гнева Крусника и вмешательство кардинала, сохраняя все это время спокойствие монумента. Хотя и бдительно следил за действиями Крусника.
-Так, что насчет допроса? Или пленник на какое-то время остается здесь под моей охраной? -Трес убрал оружие в кобуру за спиной.
Киборг говорил равнодушно, так, словно он говорил о погоде, а не о особо опасном пленнике.
Тресу было интересно, что такое мог сказать маг, что Крусник так взбесился, но демонстрировать свою заинтересованность не мог. Потом он сможет уточнить, что это были за слова.
Кардинал резко повернулась к киборгу, все еще злясь, так словно ее бесило равнодушие киборга.
-Пусть останется тут, пока мы не подготовим все для допроса.
Трес не стал ничего говорить по этому поводу и только пропустил кардинала и Абеля в коридор.
На выходе Абель злобно посмотрел на Кемпфера, но, подчиняясь воле начальницы, вышел.
Дождавшись, когда шаги Сфорца и Найтроуда стихнут, Трес перевел взгляд на мага. Выбитая дверь явно усложняла ситуацию, но, учитывая, что теперь с допросом тянуть не станут, киборг не видел необходимости беспокоиться об этом. Подойдя к кровати Трес пристально посмотрел на лежавшего пленника.
-И что же такое вы сказали Круснику, что он устроил погром и чуть не угробил вас? И почему вы не предусмотрели это? Не думаю, что в ваши планы входило умереть так просто.
Трес действительно не понимал, как такой умный противник мог не учесть подобное.
- А вы уверены, что я что-то не предусмотрел? - Кемпфер взглянул из-под полуприкрытых век, уголки его губ дрогнули, - Напротив, всё произошло так, как я хотел. Он не ударил бы меня, отец Трес - я немного знаю об обещании, которым милейший отец Найтроуд связал себя... Забавно... А что сказал? Да ничего особенного. Передал привет от его старшего брата.
Маг слегка повернул лицо к киборгу, расстелив по батисту подушки нефть волос.
- Но вы не могли знать того, что знаю я - и тем не менее, вмешались. Вы очень интересное создание, Стрелок...
-Старшего брата? -киборг заинтересованно наклонил голову. -Я и не знал, что у него есть родственники. -Трес прищурился. -Неожиданная информация.
Трес внимательно разглядывал мага, отстранено подумав, как тому не мешают такие длинные и тонкие волосы... Киборг протянув руку, задумчиво коснулся пряди волос, они были похожи на нити черного шелка. Очень тонкого шелка. Но не, это было сейчас важно, важно было не терять бдительности.
-Чем же я интересен? Все, что я сделал, это уберег вас для допроса. Я не для того тащил вас в Ватикан, чтобы вас тут же убили.
Важно не забывать, что он враг.
- О, я уверен, что так и есть, - Кемпфер согласно опустил веки, - Я даже уверен, что вы будете допрашивать меня сами, если вам прикажут, и сделаете это с тем же тщанием и равнодушием, с каким перевязывали меня на борту моего корабля... И никто не спросит, хотите вы этого или нет. А ведь быть убийцей и быть палачом - разные вещи... Тем не менее, мне вы очень интересны, - он улыбнулся, - Не будь это так, я взорвал бы "Ариэль" раньше.
Маг очень старался говорить медленно и мягко, и не шевелился, чтобы не спугнуть киборга, решившегося на тактильный контакт. Это был серьёзный шаг для машины, хотя вряд ли Трес отдавал себе в этом отчёт.
-Взорвали судно раньше? Вместе с собой на борту? - с явным сомнением произнес Трес. - Вы не похожи на того, кто может так легко расстаться со своей жизнью. Так, что я сомневаюсь, что все дело в одной только заинтересованности моей персоной.
Киборг выпустил из пальцев прядь, наблюдая, как она струясь с пальцев, маленьким черным водопадом упала на подушку.
-Вы сами хотели сюда попасть, я тут совершенно не причем. - тихо произнес киборг глядя магу в глаза. - Не нужно говорить, что я вам интересен и только это помешало вам взорвать "Ариэль".
Трес не сводил с Кемпфера взгляда, наблюдая за ним и пытаясь понять, что им движет на самом деле. Стало очевидно, что маг преследует некий свой план по пребыванию в Ватикане и киборга беспокоило как это коснется его самого.
- Что вам нужно на самом деле? - едва слышно спросил киборг, он был уверен, что маг его прекрасно слышит.
Исаак прикрыл глаза, чтобы наблюдательный киборг не заметил их блеска, и стиснул зубы так, что они заныли. Ему стоило огромных трудов не сделать ни одного движения навстречу любопытствующей машине, потому что почувствовать на вкус поцелуй механического убийцы хотелось уже нестерпимо, а это наверняка спугнуло бы его. Маг не шевельнулся, усилием воли подавляя дрожь, только сбившееся дыхание выдавало его волнение. Голова кружилась, щёки окрасил румянец. Спокойно, Кемпфер, ты же не вчера родился! Он чуть заметно подался вперёд.
- Наклонитесь поближе - и я отвечу вам, - прошептал Исаак, - Если, конечно, вы не боитесь меня...
-Дело не в том, боюсь или нет. Я знаю, на что вы способны, и вы бы уже давно напали, если бы хотели этого. Вот почему я хочу знать, что вам нужно на самом деле. Нужно от меня. С самого момента нашего совместного полета вы ничего не сделали против меня.
Киборгу действительно было интересно, интересно, что движет Исааком и почему их разговор так повлиял на последнего. От внимания Треса не укрылось внезапное изменение цвета лица Кемпфера и его участившееся дыхание, киборг даже предположил, что магу могло действительно стать хуже.
Аналитические системы зависли между этим выводом и тем, что магу нельзя доверять. Киборг решил, что в этот раз может действовать без страховки.
Трес наклонился ближе к магу, хотя и был уверен, что прекрасно услышит Кемпфера, даже если тот будет только шептать. Иногда люди действовали совершенно нелогично, собственно быть не логичными удавалось им лучше всего. Главное понять механику их мыслей.
Техномаг подался навстречу машине - благо, привязные ремни держали только его руки - чуть повернул голову и легко коснулся губами упрямо поджатых губ киборга. Прильнул, задержался на секунду и тут же отодвинулся, медленно восстанавливая дыхание.
- Вот, что мне нужно, Трес... - прошептал он, силясь снисходительно улыбнуться, - Вот почему я ничего против вас не предпринял - для моих нужд вы нужны целым и невредимым... Я ответил на ваш вопрос?
Трес мог ожидать чего угодно, он даже был больше всего склонен ожидать нападения, но не такого. Почему, зачем? В голове киборга мысли проносились со скоростью звука, и ни одна из них не разъясняла ситуацию. Трес с видимой растерянностью коснулся пальцами собственных губ, на которых еще осталось странное ощущение прикосновения.
-Negative. Это ничего не объясняет. Люди целуют людей, но не машины. Почему? -в порыве киборг ухватил мага за отворот рубашки. - Зачем?
Системы киборга были готовы окончательно отказать от непонимания. Все это было слишком непонятно, и это непонятное касалось именно его. Трес ненавидел не понимать, если нет информации, то ты уязвим. Он так и не смог идентифицировать взаимосвязь между действиями мага и тем как хаотически смешались его мысли. Он должен в этом разобраться. Киборг хмурился, он машина, какое ему дело до того, что кто-то поцеловал его. Логические системы старались вернуть себе контроль, заставить разжать пальцы и вернуться к прежнему плану сделав вид, что все как надо.
- Тихо, тихо... - мягко произнёс Кемпфер, - ничего плохого не случилось... Не надо меня трясти, Трес.
Голова всё ещё кружилась. Энергия машины была мощной и обжигающей, тело едва не скрутило в дугу от одного только короткого касания. Магу ужасно хотелось погладить киборга по щеке или по волосам, успокоить растерянную новой информацией машину, но если бы он сейчас ещё и освободил руки от привязных ремней - Трес бы точно взорвался какими-нибудь необдуманными действиями.
- Почему? У поцелуя есть только одна причина. Разве вы не знаете её? - Исаак заглянул собеседнику в глаза, - вас раньше никогда не целовали? Неужели даже никто не попытался? Глупцы, - усмехнулся он.
-Я - машина, а машины не целуют. У машины нет чувств и как следствие желаний. - произнес киборг заученные слова. - Только вам пришло в голову поцеловать машину.
В голове все смешалось настолько, что киборг разжав пальцы и выпустив отворот сел на край кровати.
- Мы всегда сражались друг с другом, желая только уничтожить... А поцелуй для людей это признак симпатии, очень сильной симпатии. Откуда у вас могла появиться такая симпатия к врагу и машине?
Трес смотрел на мага и совершенно не знал, что ему делать. Логика отказывалась в этом участвовать, а сиюминутные желания расходились в показаниях со все еще подававшей голос осторожностью. А что если маг и собирался ввести его в заблуждение, сбить с толку, чтобы получить свободу. С другой стороны Кемпфер мог изображать, что он пленник так же умело, как и то, что он был в коме. Тогда, ему действительно был нужен киборг? Трес не знал, что было правдой, не знал, что ему делать и нужно ли что-то делать вообще. Можно ли довериться врагу? Или враг, это единственный кому он может доверять? Мысли и установки вошли в почти окончательный конфликт, и это причиняло боль. Подобные мысли не были допустимы для оружия АХ. Для остальных он всегда был только оружием, эффективным и исполнительным. Благодаря всем установленным программам и блокам он был именно таким, настоящей машиной. Он только машина, он... ненавидел все и их всех. "Умрите!", запретная мысль снова прорвалась из дальних углов разума и эта мысль снова активировала охранный блок, и снова разряд впился в и без того смущенный разум, причинив дикую боль, к которой он совершенно не был готов.
Маг не сводил с киборга внимательного взгляда, и от него не укрылось, как вздрогнул Трес. Молнией мелькнула догадка о болевой блокировке - и Исаак почувствовал, что звереет. Разряд в мозг за недозволенные мысли... Ну ты и скотина, Вордсворд , старый друг!!! Кажется, попадись Профессор сейчас ему на глаза, тщедушный маг от одной ярости разорвал бы его голыми руками. Неужели нет других способов добиться подчинения?! Здорово же вы тут, в Ватикане, боитесь этого мальчика...
Кемпфер легко вынул руки из ремней – тому, кто в полуобмороке проходил сквозь железные двери, это не составляло труда, - сел в постели и осторожно положил узкую ладонь с длинными пальцами Тресу на плечо. Кончики пальцев другой руки легонько погладили щеку киборга, висок, короткие рыжие волосы...
- Вы всё время твердите, что вы – машина... - Исаак говорил мягким, успокаивающим тоном, прекрасно осознавая, какое потрясение испытывает киборг и как нуждается в опоре его мятущийся рассудок, столкнувшийся с новыми впечатлениями, - А ведь это всего лишь ничего не значащее слово. Набор звуковых колебаний, не способный повлиять ни на вашу природу, ни на моё к вам отношение. Вы совершенно правы, поцелуй – признак симпатии. Именно поэтому я не причинил вам никакого вреда в лаборатории, и не нападаю сейчас. Тот, кто поставил блок на ваш разум, внушил вам, что машина не может вызывать симпатию... А ведь Абель Найтроуд имеет куда меньше прав называться человеком, чем вы. Крусник полностью состоит из машин - из мириадов крохотных машин. Разве это мешает ему наслаждаться человеческой жизнью во всей её полноте? – произнеся это, техномаг убрал руку от лица механического боевика, чтобы не форсировать события излишним напором. Киборгу нужно время осознать, что к нему можно прикасаться не только оружием или для ремонта.
-Я не могу наслаждаться, это эмоция, чувства, а мне их заблокировали. - тихо произнес киборг. - Из всех чувств мне оставили только возможность испытывать боль. Иначе блоки не смогут работать.
Рассудок призывал к вниманию, отмечая, маг был связан и тем не менее так легко выбрался и касался его, но какое дело было сейчас до рассудка. Трес усиленно пытался призвать хаос мыслей к привычному порядку, но мысли метались в голове как зайцы, завидев лису.
- Я - машина. Мне легче быть машиной, у меня нет эмоций и уничтожены все ориентиры,.. все те, для кого я жил изначально.
Трес пытался понять, зачем Кемпфер касается его, и не мог найти ответ на этот вопрос. Еще одно проявление симпатии? Киборг уже не знал, как ему думать чтобы не получить еще один разряд, слишком много ударов за небольшой промежуток времени. Разум не может болеть, но казалось, что каждое усилие и каждая мысль отдается болевым сигналом в системы.
Сейчас он не был способен действовать действительно быстро и если все это только ловушка, то для мага не составит труда уничтожить киборга. Трес старался не думать об этом, в какой-то момент ему захотелось быть где угодно, но только не "здесь и сейчас". Слишком много непонятного и странного для него. Непонятного и разрывающего его разум на части. Трес даже закрыл глаза, словно это могло прибавить ему собранности и призвать себя к порядку. Толку получилось немного, ровно настолько, чтобы, открыв глаза посмотреть в глаза сидевшему Кемпферу. Откуда-то из глубин разума, там, где были спрятаны его воспоминания, появилось, словно призрак, воспоминание о том, как он так же пытался научиться понимать свои эмоции, тогда эмоции ничто не удерживало и их проявление требовало объяснения...
Карие глаза смотрели на мага, и сам киборг не знал, что ему делать или говорить. В голове пульсировало желание исчезнуть, навсегда, но в конечном итоге не мог же он сказать магу "Забери меня отсюда". Или мог?
Кемпфер смотрел на Стального Стрелка внимательно и печально. На его слова о боли как единственном оставленном ему чувстве, маг прошипел короткое проклятие на архаичном немецком. Он был достаточно умён, чтобы догадаться, что твориться сейчас с несчастным киборгом - заложником трусливой воли его самозваных хозяев. Предложение "Пойдём со мной", такое простое и понятное, могло попросту убить Треса, потому что означало бы предательство тех, кому он вынужден подчиняться. Поэтому прозвучать должно было не "Пойдём со мной", а "Я заберу тебя с собой" - это снимало с киборга ответственность за решение и могло сохранить ему рассудок в целостности до того, как техномаг избавит его от варварских блокировок.
- Спокойно... Я попробую... - Исаак коснулся левой - принимающей - ладонью лба Треса, - Остановить разряды я извне не смогу, ибо не знаю механики, но могу на время приглушить вашу боль. К сожалению, пока лишь на время. Однако... Если вы решитесь встретиться со мной вне территории Ватикана, я смогу убрать блоки и вернуть вам способность чувствовать. Думаю, после этого вы принесёте АХу ещё больше пользы, - значительно добавил маг, подсказывая Тресу спасительное направление мыслей.
Трес ухватился за спасительную формулировку его мыслей. Словно маг понимал, что киборг не может говорить все, что думает и помогает ему.
-Это было бы неоценимым приобретением. - осторожно ответил киборг. - Но как это будет возможно, пока вы здесь?
Ладонь мага была успокаивающе холодной, настолько холодной, что это усмиряло болевые ощущения.
Трес прижался лбом к ладони Кемпфера, ему действительно становилось... спокойнее, даже не смотря на то, что он все еще не понимал, как именно ему действовать дальше. Нужно было что-то придумать, что-то, что позволит ему... нет, он не правильно формулирует. Как же быть? Он не сможет ни сопротивляться, ни получить еще один разряд. Сложно быть виновным в том, что не контролировал. Другое дело, что в этом случае он не сможет двигаться. Ситуация зашла в тупик. Трес по-человечески хмурился, пытаясь найти выход. Не для того же маг старался избавить его от боли, чтобы Трес сам же на нее и нарвался.
Человек бы сказал, что враг оказался единственно близким человеком, но Трес так не думал, по сути, не было никого, кто был бы близок ему. После восстания - никого.

@темы: АХ, Исаак, Орден, Трес, фанфикшен

   

TB.Blue Monday

главная