Gunslinger
Очаровательный эгоист. И возденут люди руки к Небу и возопят:"Спаси нас!" И я отвечу:"Нет." [Виктор "Саблезубый" Крид],[Чеширский Мау. Людоед.(с)], Добрый Доктор Джекил
Хотелось бы узнать ваше мнение.:shuffle2:

Автор: Gunslinger и Граф Эшенберг.
Название: Враг мой, друг мой…
Бета: allan_darret
Фэндом: Trinity Blood.
Жанр: АU, яой
Пейринг: Трес/Исаак
Рейтинг: Все самое интересное вам не покажут. :tease4:
От авторов: По следам ролевки. Размещение только с разрешения обоих авторов.
Персонажи нам не принадлежат, мы и не претендуем.
Насчет блоков. Исходили из того, что для исполнения программ и особенно блоков, должен быть какой-то стержень и очень весомый аргумент. Потому как внесенные изменения серьезно противоречат первым установкам. Поскольку киборга невозможно запугать, то болевой фактор выглядел наиболее правдоподобным, да и эффективным. Т.е. ему могли отключить восприятие большинства источников боли, за исключением разряда. Блокирующие программы могли производить электроразряды, используя доступные ресурсы. Вспомним, хотя бы болезненную реакцию киборга, когда Абель закоротил его, хотя расстрел в упор переносится невозмутимо.
Действие происходит спустя некоторое время, после достопамятной встречи Треса и Исаака, по завершению которой обоим пришлось восстанавливать и припаивать свои конечности. Исаак обещал, что они еще встретятся. Кто же знал, что из этого получится.
Первая часть тут: Глава1. Враг мой.
Вторая и третья часть Глава 2.Провал. и Глава 3.На расстоянии пули

Глава 4. Мысли машины.
Глядя, как маг проходит сквозь входную дверь, киборг почти, что скрипел зубами от ярости. Он опять ускользает из его рук. Недопустимо! Но в какой-то момент щупальца ослабили хватку, а потом и вовсе исчезли. Трес вышиб дверь, скорее всего, Исаак уже вне зоны досягаемости, но все же...
Громада "Ариэль" безмолвно стояла на своем месте и, судя по тишине двигателей, даже не собиралась взлетать. Это озадачивало, возможно, Кемпфер не внутри? Взгляд Треса зацепился за след крови, абсолютно точно ведший к трапу "Ариэль", не было сомнений, что Исаак на борту судна, тогда почему он не взлетает? Ловушка? Или у него просто не хватает сил вести его одному? Исаак явился сюда один? Какое легкомыслие. Трес обрушил на дверь судна всю тяжесть своего двухсоткилограммового тела. И дверь не смогла долго противостоять его напору. Почти отлетев в сторону искореженным куском металла, дверь открыла возможность пролезть внутрь.
Киборг тяжелой поступью направился в рубку пилота. Дверь была, разумеется, заперта, но это не могло остановить Треса на его пути к цели. Сталь содрогнулась от тяжелых ударов, киборг с некоторым трудом выбил заблокированную дверь.
В кресле пилота сидел Кемпфер. По откинутой голове, киборг понял, что маг или без сознания, или мертв.
- Ну уж, нет, ты сдохнешь, от моей руки, а не забившись в угол, как собака. - Теперь киборг смог позволить себе продемонстрировать немного ярости.
Сохраняя бдительность, Трес просканировал состояние орденского мага. Он был жив, хотя и без сознания.
Убить, убить немедленно! Или... в голове киборга зародилась мысль, которая старательно обходила ловушки поставленных Профессором ограничений, используя обходные формулировки для достижения некой цели.
Доставить Кемпфера в Ватикан. Столь значимый пленник! Разумеется, они приложат все усилия, чтобы вытянуть из мага, все, что только можно. Трес кивнул своим мыслям. Ухватив Кемпфера за ворот, киборг выволок его из кресла, опустив неподвижное тело на пол, киборг сел в кресло пилота. Убив какое-то время на систему автопилота, Трес задал курс на Ватикан. Все внимание киборга было снова направлено на мага. Он ежеминутно сканировал состояние противника. Трес не мог допустить, чтобы еще раз попасться на фокус со щупальцами, поэтому он будет следить за тем, чтобы маг оставался без сознания, но и если ему станет совсем плохо, нужно будет что-то с этим делать. Трес перебирал возможные варианты собственного вмешательства, чтобы Исаак не умер до прибытия, а лететь было довольно долго. Устраивать хирургическое вмешательство, чтобы вынуть пулю, во время полета не самая хорошая идея. Сцепив пальцы, Трес чуть наклонил голову, разглядывая лицо противника. Сейчас он мог лучше его разглядеть, чтобы отметить благородные черты, побледневшую кожу и тонкие губы. Хороший противник, сильный.

Возвращение сознания не было ободряющим. Исаак обнаружил, что, во-первых, скоростная регенерация, доступная магу, работать отказывается (это тебе, Кемпфер, впредь урок - а незачем быть таким разборчивым в способах подпитки и тратить при этом магию даже чтобы прикурить!), а во-вторых, он лежит на полу. Терял он сознание, сидя в кресле, упасть не мог – не пустили бы подлокотники, никто из сторонников не позволил бы себе положить Панцер Магира на пол, значит, вывод напрашивался сам собой.
- Хорошая работа, Стрелок, - прошептал Кемпфер, силясь открыть глаза. – Вы меня всё-таки достали. Чтож, меньшего и не ожидалось от знаменитой Стальной Гончей. Я был бы… разочарован, если бы этого не случилось. Примите мои… аплодисменты…
Естественно, аплодировать он не стал, вместо этого попытался приподняться на локте, но тут же закашлялся от резкого вздоха и упал обратно. Несколько секунд он пытался сдержать кашель, от которого вновь открывалось кровотечение, потом потянулся левой рукой к правому запястью.
Киборг, встав с кресла, перехватил руку мага, потянувшуюся к запястью. Трес до боли сжал руку мага.
-Никаких движений. - спокойно произнес киборг. - Вы потеряли много крови, очень много, и потеряете еще больше, если будете двигаться. Извлечь пулю во время полета слишком рискованно, поэтому не двигайтесь, иначе умрете еще до прибытия. А это не желательно, Исаак. Поскольку я не знаю, есть здесь медикаменты или нет, то ничем не смогу вам помочь. Лучше просто лежите, и не тратьте свои силы на сопротивление.
Присев на корточки возле мага Трес внимательно наблюдал за Кемпфером. Торжество отступило и осталось только следование плану.
-Разумеется я вас достал, я убийца, я так создан и не привык проигрывать, но я не понимаю, как вас может огорчить мой возможный окончательный проигрыш. Мы враги, ваша радость моему поражению была бы логичной.
Исаак скосил глаза на руку киборга, сжавшую его запястье, и его тонкие, бледные до синевы губы тронула ироническая усмешка.
- Платок, патер Трес. Мне нужен платок. Позвольте мне достать, или достаньте сами, если... всё ещё опасаетесь меня...
-С моей стороны было бы легкомысленно так быстро списать со счетов столь сильного противника. - Отозвался киборг.
С серьезным видом Трес достал платок мага и вложил его в руку Кемпфера, пристально наблюдая. Сканирование организма Исаака показало, что резких ухудшений не фиксируется.
С трудом подняв руку к губам, Исаак вытер стекавшую из них тонкую струйку крови. Дыхание его было неровным и поверхностным, глаза под полузакрытыми веками заволокло туманом, но голос, хоть слабый и хриплый, оставался неизменно спокоен.
- Понимаю. Коли так... Будьте любезны до конца и помогите мне... расстегнуть мундир. Я не справлюсь с пуговицами сам, а рану необходимо затампонировать... Иначе вы не довезёте меня до Ватикана.
Утомлённый усилием, которого потребовал с него этот короткий разговор, маг уронил голову назад и пробормотал в потолок:
- Хотя и в этом случае сомнительно...
-Что именно сомнительно? - Киборг нахмурился.
Было ли это уловкой? По его данным, учитывая комплекцию Кемпфера, он должен был долететь до Ватикана живым.
Трес быстро расстегнул пуговицы мундира и рубашки, пристально разглядывая рану убийца немного нахмурился, перевязка необходима не поспоришь.
- Я сам вас перевяжу. - решительно произнес киборг. - С пулей в груди вы сильно рискуете, при каждом движении, но вынимать ее смертельный, для вас, риск. Если нас тряхнет, одно неверное движение моей руки и вас можно будет только закапывать. - Трес говорил абсолютно спокойно, без ехидства, просто констатируя очевидный, для него, факт.
Трес был крайне серьезен, он не понимал, почему маг теряет столько крови, могла ли быть тому причиной его магическая сущность? Магия, это то, что он совершенно не понимал и не мог судить о ней.
Прижав к ране сложенный платок, киборг оторвал от рубашки край чтобы соорудить повязку. Осторожно снимая с Исаака мундир и рубашку, Трес занялся перевязкой, не теряя бдительности и ожидая подвоха, но рискнуть было нужно, иначе весь его план полетит к чертям, как любит говорить патер Леон. Нет, киборг совершенно не собирался спасать жизнь Кемпфера, но сейчас это было жизненно необходимо.
- Вы правы. Пуля перекрыла разорванную аорту, если мы вынем её - я не протяну и минуты, - негромко произнёс маг, позволяя киборгу заняться собой - сам он всё равно был не в состоянии даже руку поднять.
Руки у машины-убийцы были очень сильными и очень жёсткими, но Исаак не произнёс ни звука, пока Трес поднимал его и избавлял от одежды. Только побледнел как мел и покрылся холодной испариной, как всегда бывает перед обмороком. Крепя повязку, Трес прислонил Исаака к себе спиной, и тот уронил голову на плечо безжалостному Стрелку.
- У вас хорошо получается... - прошептал маг, - только этого мало. Мне нужно запустить ускоренную регенерацию, а для этого... - в этот момент Трес затянул узел и Кемпфер, не выдержав, коротко застонал сквозь сжатые зубы. Отдышавшись, еле слышно попросил:
- Сигарету... В мундире, в кармане...
Трес закончил с перевязкой, в течение которой ему не переставало казаться, что он рискует, соглашаясь с орденцем.
-Курить, в таком состоянии? -киборг не считал это хорошей идеей -Вы убьете себя этим.
Накинув на плечи Кемпфера мундир, киборг все же достал пачку сигарет и зажигалку из кармана. Протянув одну из них магу, Трес критически посмотрел на Исаака. Честно говоря, он сомневался, что у последнего будут силы на то, чтобы удержать сигарету в пальцах. Уж если сама перевязка доставила столько боли, впрочем, люди странные существа, иногда они считают, что курить на смертном одре, это правильно.
Исаак с наслаждением затянулся ароматным дымом, задохнулся, но подавил приступ кашля и откинулся Тресу на плечо.
Благодарю... - прошептал он, прикрыв глаза, - Можете отпустить меня... Только не кладите на пол, иначе опять откроется кровотечение. Посадите в кресло, или прислоните спиной к стене...
Маг не стал объяснять киборгу, что при сквозных ранах грудной клетки необходимо поддерживать вертикальное положение - чтобы образовывались тромбы, препятствующие кровопотере, - и что, положив его горизонтально, Трес только ухудшил его состояние. В конце концов, идеальному убийце совершенно незачем знать, как заботиться о сохранении жизни – у него другая специализация. Так же Исаак не стал ставить Треса в известность о том, как рисковал киборг, прикасаясь к его обнажённой коже ничем не защищёнными руками – сам-то Кемпфер перчаток так и не снял. Если бы маг захотел... Впрочем, усмехнулся он про себя, будь честен сам с собой, Исаак – тебе просто не хватило сил это сделать. Зато хватило осторожности не пробовать – во-первых, неизвестно, как повлияла бы на тебя энергия машины, а во-вторых, как отреагировал бы сам Трес, если бы что-то почувствовал... А он бы почувствовал – вон, какой осторожный... Впрочем, есть ведь ещё один вариант – добровольной передачи. От мага в этом случае не потребовалось бы никаких усилий, остались сущие пустяки – уговорить враждебно настроенного механического убийцу поделиться энергией с тем, кого он ненавидит со всем доступным машине пылом...
Трес не стал сажать мага в кресло пилота, мало ли. Поэтому он просто прислонил Кемпфера спиной к стальной стене. Все-таки киборга озадачило желание мага курить, с другой стороны, опасности для киборга это не представляло, а значит, не имело значения.
Киборг снова вернулся в кресло пилота, они подлетали к Ватикану, и требовалось дать опознание, кто летит, дабы не быть сбитыми. Покосившись на сидевшего на полу Исаака, киборг занялся делом.
Сказать, что его появление вызвало удивление, значит ничего не сказать, но охрана знала, чьим оперативником был Трес и выказывать особых возражений не стала выдав киборгу разрешение на посадку. Трес так же попросил позаботится насчет медиков, иначе преступник не доживет до суда. На другом конце что-то недовольно прокомментировали, но не более того. Оставалось самое сложное - объяснить все кардиналу Сфорца и избежать укоров в том, что он опять где-то бросил ее драгоценного Крусника.
-Кардинал, я доставил весьма ценного пленника, это один из агентов Ордена, но ему нужна медицинская помощь, иначе он умрет и мы ничего не сможем у него узнать.
-Это хорошая новость, Стрелок. -мягко отозвалась Катерина, - но почему ты опять не дождался Абеля?
- К тому моменту как я бы его дождался, мы нашли бы только брошенные помещения и никаких следов. - спокойно ответил Трес.
Киборг снова покосился на Кемпфера, ему придется сосредоточиться на посадке и будет очень неприятно, если Исаак этим воспользуется. Впрочем, было непохоже, что он в состоянии помешать или напасть.
Кемпфер закрыл глаза и откинул голову на стену. Что ж, это даже забавно. Оказаться – совершенно неожиданно и без всяких усилий со своей стороны – в самом сердце Ватикана… Орден давно ломал головы над такой возможностью! Рана – пустяк, для допросов его всё равно придётся хоть немного подштопать, а уж тогда… Тонких бледных губ коснулась тень торжествующей улыбки – и тут же погасла, стёртая привычкой к конспирации.
- Отец Трес, - мягко позвал Исаак, поднимая голову, - Вы рыцарь Церкви – выполните последнее желание побеждённого? – киборг нахмурился, и маг пояснил, - Помогите мне одеться. НЕ могу же я предстать перед кардиналом Сфорца топлесс – это испортит репутацию Ордена и лично мою.
-Ее это вряд ли шокирует, да и ваша с Орденом репутация меня мало волнует. - отозвался киборг сажая "Ариэль".
- Впрочем, могу и помочь, только без резких движений, иначе мне придется вам что-нибудь сломать.
Трес оставался бесстрастным, но внимательным. Теперь очень многое зависит от того, как сложатся дальнейшие действия всех участников. Трес помог Кемпферу одеться. Это было любопытно, обычно мужчины не упускали случая блеснуть своим великолепным телом перед женщиной, с другой стороны, его это волновало в последнюю очередь. Главное, чтобы другие его выводы относительно человеческого поведения были верными.
Исаак снова вынес резкие прикосновения без единого звука недовольства. Лишь на миг сжал руку на предплечье киборга, когда опирался на него, чтобы встать на ноги. Оправил мундир, пригладил волосы и заметил насмешливо:
- Может, хоть руки мне свяжете? Для, так сказать, обозначения статуса...
В этот момент мага сильно повело в сторону, и он был вынужден ухватиться за стальные плечи Треса.
-Надеюсь, это не ухудшит ситуацию. Будет плохо, если вы умрете раньше времени.
Трес поддержал попытавшегося упасть мага. Хотя при их разнице в росте, это выглядело достаточно странно и даже комично, но так или иначе, Кемпфера нужно сдать на руки кардиналу Сфорца и остальным в АХ. А они уже пусть сами решают, что делать. То, что будет происходить до того момента, как маг окрепнет, киборга мало интересовало.
-Идем. Пришло время ответить за то, кто вы есть.
На всякий случай, Трес достал один из своих пистолетов. Киборг взял мага за рукав, толкнув того вперед.
-Идите, я знаю, что вы в состоянии сделать это самостоятельно.
На самом деле Трес не был так уверен, но он машина, жестокая и безэмоциональная, и стоит придерживаться этого постулата.
Спускаясь по трапу киборг посмотрел на встречавших их.
-Это Исаак фон Кемпфер и это самый ценный из возможных пленников.
- Честь имею приветствовать вас, господа! - Кемпфер, даже в этой ситуации умудрившийся выглядеть щеголевато, приложил руку к груди и наклонил голову. Кланяться дулам ружей, которыми смотрели на него встречающие церковники, магу было не впервой. Сфорца, стоявшая во главе толпы радостных встречающих, смотрела на него во все глаза, и он одарил женщину восхищенным взглядом.
- Железная Леди... Прекрасней с каждой новой встречей!
Голубые глаза сузились, Катерина махнула охране. Двое вооруженных пехотинцев заломили Исааку руки за спину и потащили к казематам. Но им удалось пройти всего метров тридцать прежде, чем рана дала о себе знать, и орденца скрутил приступ кашля. Тело мага свело судорогой, изо рта вырвалась струя крови. Пехотинцы остановились, повинуясь окрику Сфорцы, выпустили Кемпфера, позволив тому осесть на колени. Катерина оглянулась:
- Где же медики? Трес, почему ты не сказал, в каком он состоянии?!
Киборг так и не успел ответить на вопрос кардинала.
Панцер Магир, скорчившийся у ног охранников, задыхаясь, привстал, опираясь локтем на колено и медленно поднял голову. Из-под упавших на лицо длинных чёрных волос его глаза сверкнули как два лазера, когда он встретился взглядом с Тресом. Киборг увидел, как на лицо мага наползает усмешка, как Кемпфер тянется правой рукой к левому запястью тем же жестом, который бдительный Стрелок перехватил во время полёта. "Платок, отец Трес..." Киборг нахмурился, платка там не было, но вмешиваться Трес не стал. Что можно было еще спрятать в рукаве, когда он доставал платок, то ничего не обнаружил.
Пальцы мага легли на обшлаг рукава, нащупали серебряную пуговицу с гербом Розенкрейцеров - и в следующую секунду людей на посадочной площадке сбила с ног взрывная волна, а на месте "Ариэля" со страшным грохотом расцвёл огненный цветок.
Прозвучавший взрыв застал киборга врасплох. Как и всех стоявших, Треса снесло взрывной волной и, судя по показаниям систем, он словил несколько осколков. Нужно было выяснить, кто пострадал и где сам Кемпфер. Киборг попытался подняться, поврежденный механизм левой руки искрил и отдавал предупреждающей болью, но Трес должен был подняться. Он должен был знать, коснулись повреждения только его или нет. Нет, он не сомневался, что Исаак не позволит себя пытать, но не рассчитывал, что это произойдет так быстро.
Но, как выяснилось вскоре, это была последняя козырная карта Кемпфера. Он неподвижно лежал там, где его застиг кашель - поди теперь разберись, настоящий, или это было уловкой, чтобы освободить руки, - а поверх него, придавив мага своим весом, лежал один из пехотинцев. В основании шеи у него торчал осколок, и кровь охранника, даже посмертно выполняющего свой долг по задержанию преступника, медленно стекала на чёрный с серебром мундир розенкрейцера.
Трес поднявшись, направился к кардиналу.
- Отчет о повреждениях, герцогиня Миланская?
Сам киборг держал в правой руке один из пистолетов, направив его на тело Исаака, на случай еще одного сюрприза. Казалось он не замечал, что его левая рука была повреждена и искрила.
- Как видите, раны не помешали ему попытаться нас уничтожить. Не спускайте с него глаз и не недооценивайте его.
Киборг старался одновременно следить за кардиналом, орденцем и проводить анализ собственных повреждений. Хуже всего было с осколком застрявшем в его спине. Он сам не мог так вывернуть руку, чтобы дотянуться до него.
- И кто-нибудь, выньте из меня осколок, это мешает восстановлению.
Люди поднимались с земли со стонами, осматривая себя и друг друга. От казарм уже бежали врачи и подкрепление охране. Кто-то из них подлетел к кардиналу, трое взялись за пленника, остальные рассеялись по посадочной площадке и занялись пострадавшими. К Тресу, кряхтя и отряхиваясь, подошёл Профессор.
- Мальчик мой, тебе требуется ремонт, - критически оглядел он киборга.
- И как можно скорее! - распорядилась герцогиня Миланская, отмахиваясь от врачей, - Вы же видите, что творит этот мерзавец Кемпфер... Неизвестно, что за фокусы у него ещё в запасе. Я хочу, чтобы ты приглядывал за ним, Трес. Чтобы глаз не спускал!
- Ну, пока, я думаю, он не так уж и опасен... - пробормотал Вордсворт, глядя, как неподвижного Исаака уложили на носилки, примотав к ним ремнями на случай ещё каких-то неожиданностей, и понесли в сторону госпиталя. Катерина сверкнула глазами.
- Не так уж опасен? Помилуйте, Профессор, а это, по-вашему, не опасность? - возмутилась она, резким жестом указывая на догорающий "Ариэль"
-Negative. -холодно отозвался Трес.- Мои системы восстановления справятся с этими повреждениями, но я буду признателен, если из меня вынут все осколки, до которых я не могу дотянуться.
Приказ охранять Исаака не входил в планы киборга, и это не добавляло терпения. Кроме того он не был настолько уверен в своих системах восстановления, но это было даже к лучшему.
-Учитывая возможные осложнения не будет ли разумнее поставить следить за ним Крусника? Его будет сложнее повредить в случае атаки, к тому же я должен охранять вас, кардинал Сфорца, а не этого орденца.
Трес говорил холодно и спокойно, лишь на мгновение скосив взгляд в сторону уносимых носилок с телом мага. Нет, отсвечивать рядом с Кемпфером и снова драться с ним в его планы не входило. Совершенно. Он предпочел бы быть как можно дальше и быть вовсе в неведении, когда маг вернет себе свои силы. Иначе ему придется действительно пытаться убить мага.

@темы: АХ, Исаак, Орден, Трес, фанфикшен