Gunslinger
Очаровательный эгоист. И возденут люди руки к Небу и возопят:"Спаси нас!" И я отвечу:"Нет." [Виктор "Саблезубый" Крид],[Чеширский Мау. Людоед.(с)], Добрый Доктор Джекил
Сразу две главы.;-)
Хотелось бы узнать ваше мнение.:shuffle2:

Автор: Gunslinger и Граф Эшенберг.
Название: Враг мой, друг мой…
Бета: allan_darret
Фэндом: Trinity Blood.
Жанр: АU, яой
Пейринг: Трес/Исаак
Рейтинг: Все самое интересное вам не покажут. :tease4:
От авторов: По следам ролевки. Размещение только с разрешения обоих авторов.
Персонажи нам не принадлежат, мы и не претендуем.
Насчет блоков. Исходили из того, что для исполнения программ и особенно блоков, должен быть какой-то стержень и очень весомый аргумент. Потому как внесенные изменения серьезно противоречат первым установкам. Поскольку киборга невозможно запугать, то болевой фактор выглядел наиболее правдоподобным, да и эффективным. Т.е. ему могли отключить восприятие большинства источников боли, за исключением разряда. Блокирующие программы могли производить электроразряды, используя доступные ресурсы. Вспомним, хотя бы болезненную реакцию киборга, когда Абель закоротил его, хотя расстрел в упор переносится невозмутимо.
Действие происходит спустя некоторое время, после достопамятной встречи Треса и Исаака, по завершению которой обоим пришлось восстанавливать и припаивать свои конечности. Исаак обещал, что они еще встретятся. Кто же знал, что из этого получится.
Первая часть тут: Глава1. Враг мой.

Глава 2.Провал.
Если бы на месте Треса был Леон, он бы выругался, грубо и витиевато, но Трес им не был, хотя помнил все его выражения. Проклятье, но Кемпфер слишком быстро догадался, что он ослеп, и это добавляло проблем. Впрочем, они наделали достаточно шума, минут через пятнадцать-двадцать сюда набегут стражи и для Кемпфера положение станет неблагоприятным. Оставалось только тянуть время или все-таки предпринять попытку скрыться. Системы восстанавливали из архива виденного, обстановку вокруг, чтобы просчитать пути и варианты отступления.
- Врете. - Холодно ответил, Трес стреляя на звук голоса противника.
В этом он был абсолютно уверен. Он не слышал, чтобы Исаак что-либо брал в руки и уж тем более он не слышал шипения раскаленного воздуха, которое сопровождает огненный поток, принимавший форму стрелы. Более того, для своих атак Кемпфер всегда использовал длинный речитатив, сейчас же киборг не слышал слов призыва, а значит логично предположить, что его пытаются обмануть.
- Нет, - усмехнулся Кемпфер, уворачиваясь от выстрела. – Просто несколько опережаю события.
Он шагнул в тень и вынырнул за спиной киборга, прекрасно зная, что тот успеет обернуться и выстрелить, и силы рук мага не хватит, чтобы остановить машину. Но раньше, чем это случилось, Исаак развернул Треса так, чтобы поток воды из системы пожаротушения попал на дымящуюся мантию – и поспешно отпрянул, когда дуло пистолета попыталось нашарить его в воздухе. По щеке киборга скользнули легкие холодные пальцы, тронули волосы – и тут же исчезли.
- Вам больно, святой отец? – прошелестел в воздухе бархатный голос мага, идущий, казалось, со всех сторон, что ужасно мешало Тресу прицелиться, - Вы ощущаете повреждения? Чувствуете неудобство?
Так или иначе, фарс следовало заканчивать. Вскоре здесь станет тесно от нежелательной компании… А Орден не должен быть причастен к беспорядкам. Пусть лучше АХ возьмёт на себя ответственность за разрушение лаборатории – чем меньше у народа симпатий к Ватикану, тем лучше.
У Треса создалось впечатление, что это с ним играют. Да и как иначе это идентифицировать, этот черт магический смог коснуться его и он даже это не просчитал. А теперь еще и голос изменил так, что киборг не мог понять, где источник звука. Нужно убираться, ситуация зашла в тупик и резко начала ухудшаться. Человек бы сказал, что чувствует себя чертовски унизительно стоя слепым и мокрым.
-Negative. - Безэмоциональным голосом отозвался Трес. - Я машина и не могу испытывать боль или чтобы-то ни было еще.
Системы просчитали путь отступления, воспользовавшись данными, оставшимися до проникновения в лабораторию. Стекла в окнах выбило взрывом световой бомбы, значит, осталось четыре шага до окна, три метра вниз, на мостовую и дальше согласно плану улиц. В конечном итоге все, что нужно было, он получил. Киборг убрал один из пистолетов в кобуру, но только для того чтобы тут же метнуться к окну.
Исаак успел в последний момент. Ещё секунда – и Трес был бы вне досягаемости. Гибкие чёрные щупальца поднялись из тьмы, обвили киборга, лишая возможности двигаться, фиксируя руку с пистолетом, кобуру, все источники опасности. Маг неторопливо – привычка, чёрт её… - подошёл со спины к роботу, связанному, как Лаокоон, нефтяными сгустками мрака. Тонкие руки в белых перчатках обвили торс киборга, пальцы скользнули по груди, нырнули под сутану…
- Слишком быстро, священник, - прошелестел над ухом тихий бархатный голос, и коротких рыжих волос коснулось тёплое дыхание, - Мы так мило беседовали, и вдруг… Вы так поспешно уходите…
На горло киборга легла гибкая тёплая рука, скользнула по плечу… Губы Мага, тонкие и холодные, невесомо прошлись по щеке и шее – и давление щупалец вдруг исчезло.
- Мы ещё встретимся, Трес… - задумчиво произнёс маг вслед уходящему киборгу.
- Мы ещё встретимся. И тогда… - Исаак расправил злополучный чертёж, извлечённый из недр одежды Стрелка, бегло просмотрел его, и, брезгливо поморщившись, бросил в разгоравшийся костёр на ближайшем письменном столе.
- О да. Будь уверен, Трес… мой киборг.
-----------------------------------------------------------------
Глава 3.На расстоянии пули.
Да, он смог уйти, но те несколько минут, когда он не смог даже пошевелиться, когда противник мог сделать с ним все, что угодно, хотя и ограничился только тем, что отобрал чертеж... это были самые ужасные минуты для Треса. Хуже было только в Сан-Анжело...

Киборг не привык отчитываться о провале миссии, вернее, он никогда не проигрывал. Никогда.
Трес выслушал все, что по этому поводу думала его хозяйка, и не знал, чего ему хочется больше, чтобы она замолчала, желательно навсегда, или раскатать проклятого мага в блин, в прямом смысле. Получив дозволение идти, киборг покинул кабинет кардинала. Приходилось восстанавливать в памяти данные о расположении и расстоянии до предметов. Если бы он сказал, что еще и ослеп! А если его посчитают ненужным, потерявшим свою былую эффективность и отключат? Не для того он пустился во все тяжкие. Неосознанно киборг сжал кулаки. Дойдя до одной из беседок, дорогу к которой он смог просчитать, киборг сел на скамью в беседке, отключаясь от внешних раздражителей, нужно было скорее восстановить оптические датчики. А позже он возьмет реванш. Несомненно. За всю эту беспомощность, за все эти прикосновения, за то странное непонимание, ведь маг мог его тогда и убить. Мог, но не стал. Глаза киборга закрылись.

Исаак, вернувшийся в ставку Ордена, выслушал недовольство фюрера по поводу разгромленной лаборатории и лекцию на тему повышения бдительности. При этом магу удалось скрипеть зубами настолько негромко, что Каин ничего не заметил. Отпущенный, наконец подумать над своим поведением, Кемпфер закрылся в своих покоях, велев Гудериану никого к себе не пускать, и достал из тайника документы о восстании епископа Гарибальди и десятке киборгов, штурмовавших под его предводительством замок Сан-Анжело и оставивших после себя горы трупов. Исаак хотел… Должен был понять…

От процесса восстановления, киборга отвлек вызов его начальницы. Кардинал изволила больше не гневаться и посылала его, на новое задание. Киборг выслушал задание, уточнил детали и отправился.
"Восстановление оптических датчиков? 80%.", остальное восстановится по дороге.
Катерина отрядила в напарники киборгу патера Найтроуда, но Трес на этот раз не стал дожидаться неприятного для него человека и отбыл своим ходом. Пока патер будет ехать на поезде, киборг доберется туда на своем мотоцикле, учитывая разницу в скорости и остановки на пути поезда, до места Трес доберется раньше. Миссия не выглядела сложной, поэтому наличие Крусника 02, было расценено киборгом как сомнение в его эффективности, что, по сути, было личным оскорблением.
Чертежи были утеряны, сам ученый таинственным образом испарился, но удалось установить, с кем еще он контактировал. Теперь этот человек был надеждой получить утерянную информацию. Возможно, он что-то знал.
На самом деле можно было бы обойтись без этих метаний, но киборг был очень недоволен разносом, устроенным кардиналом Сфорцей. Это было скорее по-человечески, потому, что киборг просто вредничал. Чертежи пропали в бумажном виде, но они остались в его зрительной памяти. И киборг это утаил, а никому и не пришло в голову уточнить. План свалить с глаз подальше был идеален, если не считать Крусника, ну не взрывать же из-за этого поезд.
Трес медленно ехал по улицам городка в поисках нужного дома. Разумеется, что появление оперативников Ватикана напугает искомый объект, и дальше можно будет просто наблюдать, как патер Найтроуд пытается быть полезным и гоняется по всему городу за тем, кто, скорее всего ничего и не знает. Но в любом случае, Трес собирался найти его первым, была вероятность, что этот человек все же знал над чем работал ученый.

«Ариель» - быстроходный реактивный дирижабль, личный транспорт Панцер Магиера, нёс своего владельца на север. Кемпфер вёл его совершенно машинально, погружённый в свои мысли. После того, как он вновь перечитал протоколы, описывающие события пятилетней давности, связанные с восстанием епископа-машиностроителя, маг долго сидел в кресле, закрыв глаза и соединив перед собой кончики пальцев. Снова встречаться с киборгом АХ-а хотелось ему всё меньше и меньше, ибо Исаак уже продемонстрировал ему большинство своих приёмов. Кукла-убийца, без сомнения, запомнил их и учтёт впредь, так что маг с каждой их встречей рискует всё сильней. Но выбора не было – кроме него против Треса посылать было некого. Из функционалов Ордена ни один не будет эффективен в силу их узкой специализации – против механического боевика бесполезна как звериная сила Гудериана, так и яды Бальтазара, он будет нечувствителен ни к холоду Хельги, ни к нитям Дитриха. А между тем, нарушенная конспирация лаборатории, которую они с Тресом на пару разнесли недавно, требовала «подчистить хвосты» и оборвать все остальные связи с рассекреченной сетью, пока кто-нибудь не попался АХ-овцам или Инквизиции и не озвучил свою связь с Орденом.
Адски хотелось спать. Маг просидел над бумагами всю ночь, потом, подгоняемый разнервничавшимся и от того ещё более опасным Каином, лишь выпил две чашки кофе и отправился к северным ангарам, там, в подземной лаборатории собирались для Розенкройцеров силовые установки. Нехорошее место – там невозможно было использовать такие высокоэнергетические вещи, как Щит Асмодея и Стрела Валиала, иначе перенасыщенность плазмы вызвала бы цепную реакцию, и силовые поля разорвали бы мага в клочья – даже у него не хватило бы сил удержать их. А Исаак не любил чувствовать себя беспомощным или даже ограниченным в чём-то. Но кто-то же должен делать и неприятную работу?
Гудериан и Дитрих просились с ним, но они вечно просятся. Оно и понятно – мальчишка и зверь скучают в ставке без дела, а у Исаака каждый выход означал приключение... для них, но не для него, поэтому Кемпфер никого не взял – пользы от них никакой, а отвлекаться на их защиту ему не хотелось.
«Ариэль» снизился и сел на бетонной площадке у высоких железных ворот. Спускаясь по трапу, Исаак боковым зрением заметил мощный мотоцикл, припаркованный неподалёку. Раньше он его, кажется, не видел, но мало ли, кто из учёных обзавёлся транспортным средством. Маг шагнул сквозь дверь, обдумывая план эвакуации дорогостоящего оборудования из ангаров.

В противовес необходимости везде ходить в униформе священника, в этот раз Трес пришел одетый в обычную одежду. Глядя на него, никто бы не заподозрил в миловидном, но серьезном юноше боевого агента. Ну, если не считать спрятанных под курткой пистолетов. Сказав, что должен передать ученому пакет, лично в руки, Трес был препровожден к искомому человеку в ангар. Какая неожиданность. Они искали чертежи, а нашли то, для чего эти чертежи предназначались. За спиной киборга стоял бдительный охранник, они ожидали, пока ученый освободится и подойдет. За это время Трес сканировал пространство вокруг, отмечая расположение и назначение приборов. Количество и возможную опасность людей. Собственно сам ученый был уже и не нужен. Сейчас системы киборга выстраивали цепочку действий по уничтожению этого ангара. Теперь-то он сможет доказать кардиналу Сфорца, что все еще эффективен и не нуждается в устранении.

Кемпфер вступил в ярко освещённое помещение, осмотрелся. В ангаре кипела работа, и его появления никто не заметил. Розенкройцер царственно шагнул к стене и затянутой в перчатку ладонью утопил кнопку аварийной сирены. Пронзительный визг наполнил воздух, люди переполошились и забегали, ища источник тревоги. Маг удовлетворённо кивнул, отпустил кнопку и заговорил, без труда перекрыв звуком своего голоса взволнованно шумящих техников и учёных:
- Господа, прошу внимания. Наша конспирация нарушена. Сюда направляются боевики Ватикана. Немедленно начинайте эвакуацию.
Последние слова его потонули в гуле испуганных голосов. Началась паника, все бестолково заметались, не зная, то ли бежать, то ли хватать самое ценное. В руке Кемпфера вдруг откуда-то появился стек, и он хлопнул им по ближайшей стене с таким звуком, словно прозвучал выстрел. Люди испуганно застыли, перешёптываясь, а маг, видя, что к экстремальным ситуациям здесь никто не готов, принялся отдавать отрывистые и чёткие команды – как на плацу:
- Охрана в гараж. Готовьте транспорт. Вы, - Исаак указал на четверых попятившихся учёных, - Собирайте записи, чертежи, жёсткие диски, запоминающие устройства - любые носители информации. Вы, - он отметил ещё двоих, - Отключайте приборы. Остальные - на погрузку. Живее, господа, время не ждёт!
Охранники поспешно закинули автоматы за плечи и устремились к двери в гараж. Учёные и техники также бросились выполнять полученные указания. Маг следил за снующими людьми, нетерпеливо похлопывая стеком то по бедру, то по затянутой в перчатку ладони. «Так-то лучше. Я не против хаоса, если он хорошо организован...»

Когда завыла сирена, Трес насторожился, его засекли?
- Что-то случилось? - осведомился он у стоявшего рядом охранника.
- Это не ваше дело. Думаю, что вам и вашему пакету стоит проваливать отсюда.
- Negative. Дело есть дело, но вы тогда помогайте остальным, а я сам найду того, кто мне нужен.
Киборг мог бы в такой суматохе спокойно покинуть ангар, но он все еще ничего не добыл. "Ну и где Крусник, когда он нужен?"
- Нет, я не могу оставить вас... - начал было охраник.
- Можете. - твердо ответил Трес подходя к нему.
Со стороны было видно, как юноша поддержал охранника, помогая ему присесть на пол у стены. Человеку стало плохо? В такой суматохе и затоптать могут. Трес не стал дожидаться, пока кто-то проявит к ним интерес и не поймет, что у охранника сломана шея.
Киборг быстро огляделся, откуда-то же должны были всем этим управлять, а значит, там вся информация и хранится. Трес бегом кинулся на поиски. Не смотря на хаос вокруг, время не ждало. Тут главным было не столкнуться с тем, кто поднял всю эту тревогу.

Исаак отслеживал окружающую суматоху чутко, словно паук в центре паутины. И сразу обратил внимание, когда возле руководителя проекта вдруг материализовался один из отосланных в гараж охранников и что-то горячо заговорил. Маг подошёл - внешне неторопливо, но стремительно, и властно спросил:
- В чём дело?
- Ничего серьёзного, герр Кемпфер. Кажется, у кого-то из охранников испортилась рация... - пробормотал учёный, пряча глаза. Исаак сощурился.
- Какой пост не отвечает? - получив направление, он кивнул обоим - охраннику и учёному, - Следуйте за мной.
Они обогнули громоздкое сооружение из трансформаторных шкафов... И в следующий миг Розенкрейцер застыл, словно налетев на невидимую стену и инстинктивно поднимая руку для вызова запретного здесь Щита.
- Проклятие...
Киборг почти влетел в вывернувшего из-за трансформаторных шкафов человека.
"Он меня что, преследует?!" Иначе и нельзя было назвать то, что в очередной раз его пути пересекались с этим агентом Ордена. Пока сознание делало выводы, системы на автомате отдали команды на переход в боевой режим. Глаз привычно мигнул красным прицелом, а руки моментально вынули пистолеты из кобуры. Из одного ствола вылетели пули, чтобы нейтрализовать следовавшего за Кемпфером охранника, а из второго в тщетной попытке попасть в самого мага. После выстрелов киборг метнулся в сторону, он помнил, как молниеносен в своей атаке Исаак, кроме того, на звуки выстрелов сюда сбежится охрана. Охрана не воспринималась проблемой, но учитывать ее было нужно.

В пентаграмму на перчатке прыгнула искра от высоковольтного кабеля на стене - и Кемпфер мигом вспомнил, почему здесь нельзя колдовать. А в следующее мгновение что-то сильно ударило его в грудь - и маг в вящем изумлении увидел, как по его мундиру расплывается кровавое пятно. Его шатнуло, повело в сторону, он ухватился за плечо бежавшего следом учёного - и швырнул того прямо на Треса, используя живой щит вместо магического.
В спину ударились железные ящики, и маг с изумлением понял, что едва не упал. Надо немедленно выбираться отсюда. Против Стрелка без Щита Амодея выстоять нереально, не говоря уже об... Исаак взглянул на окровавленную перчатку, которой он инстинктивно зажимал рану. Может, всё-таки, стоило взять Гудериана?..
Маг оттолкнулся от ящиков, на которые опирался спиной, и устремился к выходу через обезумевшую при звуках выстрелов в закрытом пространстве толпу. Сейчас было уже не до сохранности оборудования. Фюрер, конечно, взбесится, но пусть ему лучше будет, кого ругать...
Киборг без большого труда увернулся от живого щита. Вместо привычной атаки, киборг лицезрел спешно отступающего противника. Это было необычно. Очень необычно. С одной стороны, он мог свободно получить информацию. С другой стороны, по какой-то причине сопротивление не оказывалось и это могло значить, что противник слаб и у Треса есть возможность устранить столь опасного агента Ордена. И припомнить свои потери. Трес колебался ровно секунду, прежде чем броситься преследовать Кемпфера. За спиной мага прогремела очередь выстрелов. Трес не скупился на пули, справедливо рассчитывая, что непосредственно в зоне перестрелки люди предпочтут сровняться с полом. Для самого киборга было куда важнее избавиться, наконец, от Кемпфера. Логические системы ставили под сомнение рациональность принятого решения, но в данном случае киборг не собирался отказываться от возможности взять реванш. Пусть информацией займется патер Найтроуд.

Уже очень давно Панцер Магир, второе по значимости и силе лицо в Ордене Розенкрейцеров, не был в такой серьёзной опасности. Он не носил оружия, полностью полагаясь на свою магию, и сейчас, лишённый возможности её использовать, был практически беззащитен. Необходимо было как можно скорее покинуть ангар-ловушку. На расстоянии хотя бы метров десяти от силовых установок он снова сможет стать собой – неуязвимым и могущественным магом, способным с лёгкостью противостоять оловянному солдатику из АХа... Но, судя по тому, с какой скоростью механическое детище сумасшедшего епископа преодолевало разделявшее их расстояние, было очевидно, что заводная смерть настигнет мага раньше, чем он доберётся не то, что до «Ариэля» - до выхода. Кемпфера это решительно не устраивало. Видя, как мало мешает Тресу толпа снующего по помещению, обезумевшего от ужаса народа, Исаак лихорадочно искал в своём обширном магическом арсенале средства, которые позволили бы ему хотя бы ненадолго задержать неумолимую машину. Размышления очень затрудняла необходимость постоянного поступательного движения, тем более, что приходилось то и дело менять траекторию, чтобы спастись от шквала пуль. Оборудование, разлетаясь от выстрелов, осыпало всё вокруг дождём осколков стоимостью в сотни тысяч, перебитые кабели искрили и перебрасывались высоковольтными дугами. На пути попалась брошенная кем-то из сбежавших в панике техников тележка с горой готовых к погрузке приборов. Не замедляя хода, Исаак выбил ногой тормозной брусок и опрокинул тележку назад, намереваясь засыпать преследователя её содержимым, а сам метнулся за угол ближайшего трансформаторного шкафа и прислонился к стене, с трудом переводя дыхание.
Вызвать кобольдов? Киборг расстреляет их, конечно, но есть надежда, что они его хоть немного задержат... Исаак прошептал первые слова заклинания, и тут же судорожно закашлялся, прижав к губам руку. Белая перчатка окрасилась кровью и маг моментально отказался от мысли о кобольдах. Вечно голодные теневые монстры, прежде всего учуят его собственную кровь и разорвут вызывающего в клочья. Проклятье, Кемпфер, а ведь это, похоже, вполне может стать твоим последним выходом...
Преодолевая слабость, словно свинцом сковавшую тело из-за большой кровопотери, и стараясь не думать о боли в простреленной груди, Исаак оттолкнулся от стены и вновь бросился к спасительному выходу. Позади раздался металлический грохот – киборг пробирался сквозь устроенный завал, и в следующую секунду два сильных толчка в спину бросили мага на колени. Кемпфер едва успел подставить руки, чтобы не упасть плашмя. Изо рта вырвалась струя крови, простреленные лёгкие отозвались хрипом на попытку вздохнуть. Боль ослепляла, сознание мутилось, тело отказывалось слушаться. Собрав остатки воли в железный кулак, маг, опираясь на руки, приподнялся на одно колено, уперев ступню в пол, и дважды топнул по нему остроносым сапогом. Руки тут же подломились, розенкрейцер неловко завалился на бок – но к безжалостному киборгу уже метнулись нефтяные щупальца из его тени, опутывая стальные руки убийцы с направленным на мага оружием.
Киборг и не собирался отступать от намеченной цели. Обычный человек не стал бы так палить, опасаясь за безопасность окружающих людей, но Трес не был человеком, и целостность людей его волновала не больше, чем паука - целостность мухи. Кроме того, это ничем не грозило самому АХу, на киборге не было их знака и понять, кто все это устроил, не представится возможным. Трес не понимал, по какой причине Кемпфер убегает, а не дерется как обычно с несокрушимостью превосходящей силы. Это не давало возможности понять, когда он контратакует киборга. Пока же орденец только создавал преграды на пути преследовавшего его киборга. Все это мешало точно прицелиться, и было в этом нечто по-человечески раздражающее. Особенно приходилось беречься разорванных и искрившихся кабелей, электрический ток может сильно ему помешать, Трес прекрасно помнил, как Крусник тыкал ими в него и как долго потом системы восстанавливали контакты. На стороне киборга была сила, чтобы не страдать от всех этих завалов на пути, устраиваемых Исааком, и равнодушие к окружающим. Трес не видел необходимости отвлекаться на человеческий фактор, в конечном итоге все они работают на Орден и, в общем-то, тоже враги. Их смерть вполне заслуженна.
Киборг догнал мага, совсем недалеко от выхода, но все-таки догнал. Резким движением киборг толкнул мага вперед, сбивая его с ног и заставляя упасть. Трес навис над поверженным противником, пытавшимся найти в себе силы подняться. Кемпфер потерял много крови, это было неоспоримо, киборг мог бы чувствовать торжество от одержанной победы. Мог бы, если бы был способен на это. Пистолеты равнодушно смотрели на свою будущую жертву черными провалами дул, где, спрятавшись, поджидала неотвратимая смерть. Неожиданно, для самого киборга, что-то длинное и вязкое вытянулось из тела упавшего мага и стремительно обхватило его за руки, отводя пистолеты в сторону. Проклятье, опять он попался на это! Но, оказавшись так близко от цели, Трес совершенно не собирался отступать. Он подсчитал количество оставшихся в обойме пуль – сменить ее он не сможет. Прикладывая усилия так, что все соединения в руках заскрипели от натуги, Трес пытался победить в противостоянии щупальцам и вернуть пистолеты в положение достаточное для последней атаки, чтобы положить конец этим вечным столкновениям с орденским магом.

Поднялся снова маг исключительно на автомате. Железная воля заставила двигаться почти непослушное тело, словно на ниточках Кукловода. С трудом удерживаясь на грани обморока, маг, насколько мог быстро, двинулся к выходу, опираясь на стену и оставляя за собой на полу кровавые отпечатки сапог. Он прекрасно понимал, что, как только сознание покинет его, путы, удерживающие Треса, исчезнут. Тогда Исааку уже больше нечего будет противопоставить холодной и расчётливой ярости машины-убийцы...
Теряя последние силы, маг просочился сквозь стальную дверь, шатаясь, пересёк двор и чуть ли не ползком взобрался по трапу «Ариэля». Заблокировал дверь и упал в кресло пилота. Соблазн отключиться был практически нестерпимым, но жить хотелось сильней. Кусая губы, чтобы не стонать, Кемпфер дотянулся до микрофона дальней связи.
-Райсцан... Ко мне. Немедленно... - тяжелое дыхание прерывалось хрипами из простреленных лёгких, - Пусть Дитрих запеленгует меня - я знаю, вы оба неподалёку... И передай Пигмалиону, чтобы готовил операционную... У меня... - Исаак отнял от груди окровавленную ладонь, - ...мало времени...
Голова мага бессильно откинулась на высокую спинку лётного кресла. Рука разжалась, микрофон укатился под панель. Уже соскальзывая в милосердный обморок, он осколком сознания услышал, как на дверь «Ариэля» обрушился удар тяжёлого, окованного железом ботинка...

@темы: АХ, Исаак, Орден, Трес, фанфикшен