05:32 

Одержимые. часть5.

Gunslinger
Очаровательный эгоист. И возденут люди руки к Небу и возопят:"Спаси нас!" И я отвечу:"Нет." [Виктор "Саблезубый" Крид],[Чеширский Мау. Людоед.(с)], Добрый Доктор Джекил
Ждать пришлось долго, но надеюсь, что вы не будете разочарованы.:cat:
Последняя глава фика.
Отзывы и конструктив приветствуются..:shuffle2:

Автор: Gunslinger и Граф Эшенберг
Название: Одержимые
Бета: Коллективный разум авторов, но ошибки все равно возможны.:gigi:
Фэндом: Trinity Blood.
Жанр: АU, яой
Пейринг: Франческо/Петр
Рейтинг: Все самое интересное вам не покажут.:tease4:
От авторов: По следам ролевки. Размещение только с разрешения обоих авторов.
Одержимость, это не только бесы. Сильные чувства, это по своей сути, тоже одержимость. Иногда самое сложное -не уничтожить адова беса, а того, что разрывает сердце. Но в конечном итоге, каждый сам решает убить его или сдаться. И будет ли это поражением?
Мир и персонажи нам не принадлежат, и не претендуем.
Но авторы скромно надеются, что вам понравится.:shuffle2:
.

Первая часть тут: Глава 1. Предчувствие бури.
Вторая часть тут: Глава 2. Тварь на пороге
Третья часть тут: Глава 3. Склеп
Четвертая часть тут: Глава 4. Ночные тайны

Глава 5. Утро нового дня.

Утро подкралось незаметно, словно и не хотело нарушать покой двух спящих мужчин.
Франческо сонно открыв глаза вздохнул, минувшая ночь казалась сном. Ди Медичи повернулся, тут же уткнувшись носом в плечо спавшего рядом. Это разбудило не хуже электрошока. Приподнявшись на локте кардинал заглянул в лицо спавшего Петра. Говорят, что настоящее лицо человека можно увидеть, когда тот спит. В таком случае лицо его Рыцаря еще прекраснее. Наклонившись Франческо не удержался от того, чтобы не коснуться губами лба Орсини.
Кардиналу казалось, что вот теперь, когда они так близко друг к другу, уже ничто не может омрачить жизнь.
Сев Франческо пытался уговорить себя проснуться, а не... "Да-да, сейчас встану, еще пару минут и встану..." пронеслось в голове, когда улегшийся возле Петра Франческо крепко обнял Инквизитора. Ну в самом деле, как можно было упустить возможность обнять любимого человека?
Естественно, образ жизни Орсини подразумевал привычку к ранним подъёмам. Но сегодня первые лучи солнца не застали голубоволосого храмовника бодрствующим, ибо то, что произошло накануне… не поддавалось никакому описанию. И лишь почувствовав прикосновения Франческо, Пётр очнулся от счастливого забытья. Очнулся лишь для того, чтобы, открыв глаза, увидеть, что сбывшаяся дерзкая мечта не улетучилась с наступлением утра. Что его божество рядом, что их объятия вполне материальны, и жизнь прекраснее самого волшебного сна. Обычно суровое лицо осветилось таким неизбывным счастьем, какого раньше не видел никто, и рыцарь крепко прижал к себе своего возлюбленного господина.
- Меня несет в волнах благая Лета… И, если это сон – пусть длится Это… - прошептал Петр и потянулся за поцелуем, - Мой кардинал…
-Вся жизнь, это только сон реальности, но сейчас это не сон, мой возлюбленный рыцарь. -мягко улыбнулся кардинал. -И никогда не будет сном. Теперь это наша реальность. На двоих.
Франческо не устоял перед желанием вновь поцеловать Петра, такого прекрасного и близкого,.. но все же поцелуй пришлось разомкнуть. Хотя бы чтобы снова дышать.
-И новый день уже во всю требует нашего внимания к себе.
Ди Медичи мягко высвободился из объятий Орсини. У них еще целая жизнь впереди и не стоит забывать о делах насущных. Особенно если эти тела меньше суток назад покушались на его жизнь.
Петр, счастливо блестя глазами, схватил руку обожаемого кардинала, запечатлел на ней пламенный поцелуй, давая понять, что чувства ничуть не остыли, и он лишь подчиняется вставшему солнцу, и наклонился за своей одеждой, готовый вновь посвятить всего себя служению Церкви и лучшему из её воплощений – Франческо ди Медичи.
- Дайте мне минуту, ваше преосвященство...
-Тебе -хоть всю Вечность. -мягко произнес кардинал.
Поправив отвороты рукавов Франческо вышел из спальне, чтобы в первую очередь не соблазнять себя лишним взглядом на прекрасное тело рыцаря, иначе утро рискует начаться где-то ближе к вечеру. Кроме того стоило распорядиться о завтраке и отчетах. На целую ночь они оба выпали из мира, но остальные Инквизиторы, вне сомнений, исправно выполняли порученное им и значит дел все еще много.
И не смотря на не разрешенную проблему ощущения были совершенно неприлично счастливыми и какими-то уютными. Кардинал чуть нахмурился, рано еще предаваться праздной радости, для этого будет время потом.
Опустившись в кресло, Франческо скрестив руки застыл в ожидании Петра и главной части утра -неотложных дел.
Отчеты и донесения лучше всего переваривать вместе с утренним кофе.
Петр поспешно приводил себя в порядок, изо всех сил пытаясь отогнать мелькавшие перед глазами безумно-сладостные ночные картины. Мало того, что они заставляли обычно бледные щеки пылать ярче рассветного солнца, а губы – расползаться в счастливой улыбке, совершенно неуместной на лице Великого Инквизитора, так от них еще и мысли постоянно сворачивали не туда, куда нужно! Руки ещё помнили неистовство объятий, в ушах звенело от головокружительных клятв и признаний, совсем недавно наполнявших ночной воздух под сдвоенный аккомпанемент неровного дыхания… Орсини стиснул кулаки, стукнул ими по дубовой спинке кровати, в надежде, что хоть боль слегка отрезвит его – ибо душа все еще пламенела и дела земные казались таким далекими. Но стоп, вдруг одернул себя рыцарь. Ведь кардинал ди Медичи по-прежнему в опасности! Любовное марево словно сдуло порывом холодного ветра. Храмовник застегнул тугой воротник сутаны и коснулся связной клипсы, отключенной на ночь.
- Инквизиция, прием. Говорит Начальник Бюро. Докладывайте, - распорядился он, надеясь, что голос не выдаст его.
- Брат Петр, - мягкий говор Маттиаса звучал как ни в чём не бывало и Орсини слегка успокоился, - Не могли бы вы попросить монсеньора гофалоньера заглянуть в ангар? У нас есть кое-что интересное…
Петр изменился в лице, слушая доклад аналитика Бюро. Потом в три шага пересек спальню и вышел в кабинет…

… - А если бы вы позвали меня, его, возможно, удалось бы взять живым! – хорохорилась заспанная Леди Смерть, пиная носком сапога брезентовый сверток на полу ангара, над которым бдительно застыли брат Иаков и Дуо Икус.
- Да, не повезло нам, – притворно вздохнул Маттиас, сощурив глаза, и перевел взгляд на Варфоломея, явно чем-то довольного - несмотря на испачканный землей и паутиной мундир. Киборг подмигнул ему, механик хитро улыбнулся в ответ и откинулся на стену, перестав наконец мешать Симоне бинтовать себя.


…Вошедший Петр, был столь взволнован, что и без слов было понятно, что его подчинённые ночью тоже не спали.
- Монсеньор… Мои люди говорят, что нынче ночью удалось схватить того, кто организовал покушение на ваше преосвященство...
- Отлично, тогда не будем заставлять их ждать. Мне не терпится увидеть лицо наглеца и узнать, как же его изловили.
Поднявшись с кресла, кардинал бросил взгляд на своего Рыцаря. Да, теперь именно его, и Франческо его не отпустит, только не теперь.

- Благодарю вас, сестра, достаточно, - вежливо остановил Симону Маттиас, и, мягко отстранив монахиню-медичку, принялся неловко, одной правой рукой, застегивать сутану, чтобы скрыть перебинтованные ребра.
- Сейчас сюда прибудет монсеньер гофалоньер, - Марокканец с сожалением вынужден был признать, что левый рукав поверх лубка не застегнется, поэтому просто вынул руку из перевязи и опустил вдоль тела. Глядя на его старания, Дуо тоже сделал очередную попытку отчистить алую униформу от паутины подземелья и пыли склепа. Потом безнадежно махнул рукой, стянул с рук остатки некогда белых форменных перчаток, скомкал и метко кинул в мусорную корзину. Участники ночной охоты не успели привести себя в порядок, ибо вернулись в ангар не более получаса назад, а остальные Инквизиторы собрались и вовсе минут десять как. Дело нашлось всем – Симона занялась Мэттом, Андреас и Филипп – Варфоломеем (тот пострадал заметно меньше – вампир явно не рассчитывал столкнуться с киборгом в противоборстве ), а Паула и Иаков принялись разбирать и упаковывать в пластик то, что могло называться уликами и послужить для выяснения личности несостоявшегося убийцы герцога Флорентийского.


Кардинал не стал откладывать в долгий ящик свой приход. Его людям удалось схватить виновного, а значит сначала нужно поставить точку в этом деле. Все остальное потом.
В сопровождении верного рыцаря Франческо переступил порог ангара, в котором на данный момент его ожидали Инквизиторы. Неподвижный сверток на полу говорил о том, что допрос невозможен, впрочем возможно на этой мрази весь заговор и держался. Кардинал окинул внимательным взором своих людей, похоже, что из всех пострадал только Маттиас. Впрочем, раз он не в лазарете, значит ранения не столь серьезны.
Снова посмотрев на брезентовый сверток и Инквизиторов, застывших над ним, словно у поверженного врага все еще был шанс ожить, Франческо заметил:
- Итак, нечестивец схвачен. Отличная работа. Но меня интересуют детали.
Увидев вошедшее начальство, Инквизиторы дружно вытянулись по стойке «смирно», а киборг и Дьявол склонились в поклоне, ожидая порицания за самоуправство. Но Орсини ободряюще кивнул своим людям и коротко бросил:
- Докладывайте.
- Брат начальник... - бывший наёмник распрямился и на миг прикрыл глаза, решая, с чего начать отчет о ночных приключениях, - В келье, где провел ночь новопреставленный брат Стефан, обнаружился подземный ход, - Маттиас поискал глазами снимки, что днем принес с осмотра Андреас, - он привёл нас на Старое кладбище.
- То, что при капелле Апостола Павла, - пояснил Дуо, обводя кружок на карте, висящей на стене ангара, - Это за пределами городской черты. Вот почему «Рагуил» ничего не находил при облёте.
- Ход кончался в склепе семьи Гольдони. Там мы и обнаружили... его, - Марокканец перевел взгляд на брезентовый сверток. Петр, ненавязчиво оттерев кардинала плечом подальше – из соображений осторожности, присел и откинул край плотной ткани. Инквизиторы выполнили свою работу безупречно - вампир был не просто мертв, его голова была отделена от тела, причём, явно не чем-то острым или режущим. Начальник Бюро вопросительно взглянул на подчинённых. Дуо пожал плечами, Мэтт чуть заметно улыбнулся.
- У нас было только огнестрельное оружие, брат Петр.
- И как же вы его обезглавили? - уточнил Орсини, внимательно разглядывая клыки богомерзкой твари, отчетливо выступающие из-под верхней губы.
- Ну... так, - туманно пояснил Варфоломей, изобразив руками резкий поворот на 180 градусов. Маттиас опустил голову, скрывая мимолётную улыбку, но тут же погасил её и покаянно взглянул на кардинала.
- Ваше преосвященство, мы покорнейше просим прощения за то, что не смогли взять злоумышленника живым. Это... целиком и полностью моя вина.
- С чего это? - буркнул Дуо, - Это же я открутил ему башку. Ты-то тут при чем?
- Брат Варфоломей всего лишь перестарался, защищая меня. Я ответственен за то, что теперь мы не можем его допросить...
- Ваше преосвященство, здесь достаточно улик, - вмешалась Паула, недовольная тем, что проспала всё веселье и теперь жаждавшая проявить себя, - Аналитики смогут выяснить, кем была эта тварь и откуда, - Леди Смерть указала на завернутые в прозрачную плёнку листы с рукописными планами помещений Святого Города, пару книг, корешки чеков, украшения и другие мелочи, принесенные Мэттом и Дуо из оскверненного нежитью склепа.
- Это был прирожденный вампир, - негромко заметила Марокканцу Симона, уже успевшая осмотреть жертву ночных охотников, - В закрытом помещении у тебя против него не было шансов.
Петр слушал своих людей, не сводя с герцога Флорентийского горящего взгляда, и мысли его принимали вполне определенное направление. Все хорошо. Инквизиция работает даже когда её начальника нет на посту. Все на своих местах, все своим чередом – Паула заберет улики в лабораторию, задав работу аналитикам Бюро; Иаков унесет останки в морг, чтобы предать очистительному огню, когда с ними закончит медэксперт Симона; Андреас, как всегда, будет препираться с Дуо на предмет починки, а хитрый Марокканский Дьявол отправит вездесущего Филиппа за миндальными пирожками... И еще одна победа Бюро Инквизиции ляжет скупым отчётом на стол юному Папе. Пусть так... Важно не это. Важно то, что, пока его люди с ним, и пока жив он сам, Петр Орсини никому не позволит причинить вред Франческо ди Медичи. Его кардиналу. Его Божеству. Ни за что. Никому. Никогда.
Франческо сдержано кивнул. Он был горд своими людьми, но не стоит быть слишком мягким.
- В таком случае я надеюсь, что с аналитическим отделом тоже не будет проблем. Ваша работа достойна высоких похвал. Брат Маттиас, по причине ваших ран отдаю вас заботам сестры Симоны (Марокканец страдальчески поморщился, но смолчал). Сестра Симона, если наш достойный брат будет оказывать сопротивление, разрешаю поступать по собственному усмотрению, - кардинал чуть улыбнулся. Что касалось лазарета или ремонта, его инквизиторы были одинаковы и сторонились этого, как чумы и ржавчины.
Теперь на его территории все снова в полном порядке. Инквизиция никогда не дремлет. И он сам может быть спокоен. Дело, начавшееся с одержимого человека, пришло к своему логическому завершению. Равно как и его собственная одержимость одним единственным человеком. Всего одно слово, но насколько все по-разному.
Пусть ради этого пришлось столкнуться со смертельной угрозой. Это стоило того.
Покинув ангар, Франческо остановился на одной из сотен дорожек парка, чтобы посмотреть на небо. Казалось, что куда больше солнца его согревало присутствие Петра.
Яркое солнце сияло на чистом небе, согревая мир своими лучами, и это был именно тот момент, когда даже камень тепло улыбается.

@темы: Франческо, Петр, Инквизиция, фанфикшен

   

TB.Blue Monday

главная